воскресенье, 3 апреля 2016 г.

г. Поставы, Беларусь



 

 

Это просто наваждение какое–то! Как ни приеду в Поставы, обязательно привезу с собой то пургу–метель, то дождь. Однако о том, что погода в здешних местах любит пошалить, известно давно. 

 


Например, 22 мая 1894 года во время крестного хода пошел небывалый ливень. Очевидцы говорили, что за всю жизнь не припомнят ни такого дождя, ни грозы! События того дня подробно описаны в книге «Торжество освящения поставской церкви», изданной впоследствии в Вильно.

Существует легенда, что в 1861 году крестьяне Поставского уезда подарили храму Святителя Николая Чудотворца икону Спасителя в благодарность за отмену крепостного права. Она, к слову, хранится там и сейчас. А в середине ХХ столетия там хранился крест закрытого костела Святого Антония Падуанского и Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, расположенного неподалеку.

43–метровый шпиль, венчающий здание из красного кирпича, построенного в конце XIX века, виден издалека. Если двигаться к нему по улице Красноармейской, то непременно нужно пройти по мостику через речку Мяделку, берега которой когда–то соединяла запруда, давшая название городу.

По этому поводу, кстати, существует несколько версий. Вот первая. Местные жители занимались земледелием и рыбной ловлей. Даже на гербе города изображена серебряная рыболовная сеть и три золотые рыбы. Земледельцы, в свою очередь, не могли обойтись без мельницы. Чтобы мельница работала, необходима запруда — по–белорусски «став».

Вот ПО СТАВУ Мяделки и шла застройка местечка. Мельница сохранилась до сих пор, но не действует. Хотя в городе не исключают, что когда–нибудь механизмы турбинного зала обязательно придут в движение и порадуют как местных жителей, так и туристов.

Версия вторая. Город находится на границе, на стыке восточных и западных земель, поэтому в нем постоянно стояли военные, жившие ПО УСТАВУ. Даже первоначальное название деревеньки Посадник, известное с 996 года, происходит от должности посаженный, то есть воевода. Бывали здесь войска Великого княжества Литовского, Польши, Российской империи, полки Кайзера, красноармейцы, опять поляки, опять советские, опять немцы, которых в 1944 году отсюда выбили большой кровью…

К слову, с военными связан и вот такой любопытный эпизод. В трехэтажном деревянном замке с высоченным шпилем, который виднелся за 5 верст, располагалась Санкт–Петербургская офицерская кавалерийская школа, которой командовал знаменитый генерал Алексей Брусилов. В школе был зверинец, и когда его диких обитателей выпускали на волю, то в местные девственные леса они неслись по кустарникам, ручьям…

В общем, как бы сейчас сказали, по пересеченной местности. В качестве тренировочных занятий будущие офицеры должны были не просто убить беглецов, а непременно загнать! Ломали, конечно, ноги, шеи. Но кто выполнял задачу, получал отличную оценку, а по окончании школы — специальность кавалериста–разведчика.

Во время Первой мировой войны, когда через Поставы на протяжении трех лет проходила линия фронта, замок разрушили.

И наконец, версия третья. В старину в Поставах ежегодно устраивались шумные ярмарки. Туда съезжались купцы, осуществлявшие крупные ПОСТАВКИ товаров. До сих пор многие старики так и называют любимый город — мои Поставки! Ярмарки проходили на Рыночной (сейчас — Ленинской) площади, которая была застроена в период между 1760 и 1780 годами по проекту итальянского архитектора Джузеппе Сакко. Это первый каменный архитектурный ансамбль в Беларуси, выполненный по единому замыслу в одно время. Стиль — барокко.

«Волнующиеся» фронтоны крыш, мансарды, башенки — все это так понравилось тогдашнему владельцу имения Антонию Тизенгаузу, что он решил повторить нечто подобное в одной из своих резиденций в Гродно.

Интересна личность Антония, человека деятельного и просвещенного. Он воспитывался вместе со Станиславом Августом Понятовским, который, став правителем Великого княжества Литовского, пригласил друга детства на должность надворного подскарбия (министра финансов). Антоний решил благоустроить, поднять на более высокий экономический и культурный уровень нищий край, разоренный чумой, казачьими набегами и Северной войной. Он построил в Поставах 35 промышленных предприятий, на которых выпускали гербовую бумагу, корабельные паруса, ковры, модные пояса и дилижансы.

Из–за границы он выписывал мастеров, многие из которых жили на Рыночной площади в домиках для ремесленников. Четыре из них, кстати, сохранились до наших дней, так же, как аптека, считающаяся самой старой в стране, и заездный дом, то бишь гостиница. В последнем здании сейчас находится Поставский районный краеведческий музей.

Во время Дня белорусской письменности здесь проходили выставки графики Наполеона Орды, а также «стародруков» — это Библии, Евангелия и другие книги, отпечатанные на территории Беларуси более сотни лет назад.

От площади, где находился еще и крытый рынок, разобранный накануне Великой Отечественной войны, расходятся четыре улицы. Одна из них (ныне — Советская) ведет в сторону Вильнюса. Именно здесь стоит дворец Тизенгаузов (сейчас — районная больница).

Внучатый племянник Антония Константин Тизенгауз, получивший имение в наследство, известен тем, что разработал систему классификации птиц, которой пользуются современные ученые! На его труды опирался Брэм, когда писал свою «Жизнь животных». Во дворце был создан первый в Беларуси орнитологический музей, насчитывавший 3 тысячи чучел самых диковинных птиц. Его окружал парк регулярно–пейзажного типа площадью 10 гектаров, а в коллекции картин, собранных хозяином, почетное место занимали полотна Рембрандта, Рубенса!

Неудивительно, что племянница Константина, польская писательница Габриэлла Пузынина, часто гостившая у родственника, в одном из своих произведений восклицала: «Если бы у меня спросили, где есть счастье, я ответила бы — в Поставах».







автор: Леонид Януш,
пенсионер- блогер,
г. Поставы, Беларусь
автор блогов:

ПОСТАВЫ + БИБЛИОТЕКА 


Комментариев нет:

Отправить комментарий